Головна » Статті » Мої статті

Хорошие манеры: вчера и сегодня

Хорошие манеры: вчера и сегодня

Хорошие манеры: вчера и сегодня

Выражение «хорошие манеры» звучит как-то по-старинному или, как мы теперь любим говорить, — «винтажно». Изящные, ароматные и кружевные слова напоминают нам о тех временах, когда ножки должны были быть маленькими, а шляпки — большими. Хорошие манеры — обязательны и необходимы, они важнее образованности, красоты и денег.


Веер — маленькое оружие для большой игры


У девушки, знающей нормы поведения за столом, в светском салоне и театральной ложе, шансов намного больше, чем у миленькой и даже сообразительной простушки, хохочущей невпопад и путающей фруктовый и десертный ножи. В специальных учебных заведениях, будь то Екатерининский, Смольный институты или просто пансионы какой-нибудь мадам Лоран, учили всем этим нюансам. Книксен, реверанс, обращение с веером и кавалером.



В приличном обществе довольно спокойно принимали бедно одетую, но благородную даму, которая просто переживала непростые времена, — удача переменчива, но высший свет всегда отторгал вульгарных особ. Даже несметные капиталы, которыми хвастались промышленники, не давали ни единого бонуса их детям. Встать рядом с изящными аристократками, искушёнными в знаниях этикета? Да никогда! У последних могло быть всего три платья и обветшалый домишко, зато — манеры. Они точно помнят, как нужно вести себя на балу и что болтовня во время мазурки — это вовсе не то же самое, что разговор под котильон, и вообще они помнят: не нужно выражать бурную радость, если самый усатый и красивый поручик зовёт танцевать вальс. Нужно быть вежливой, но холодной и отрешённой.



Как-то знаменитая «светская львица» Жермена де Сталь, собаку съевшая на этикете, заявила, что по манере держать веер можно отличить разбогатевшую простолюдинку от подлинной аристократки. Помните: «Ах, махайте на меня, махайте, дайте мне атмосферы!»? Настоящая светская дама ни за что не вручила бы свой веер мужчине просто так. Это был очень рискованный жест, который означал, что между ними возможны самые близкие отношения — с XVII века веер стал главным атрибутом флирта, а его «язык» выучивался девочками едва ли не раньше азбуки. Однако к концу XIX века все условности оказались постепенно стёрты под натиском новой буржуазной морали. Главное, чтобы веер приехал «из самого Парижу», из мастерской Дювельруа, а всё остальное — мелочи быта.




43 сантиметра приличий

Сегодня нам кажется странным, однако тугое стягивание тела корсетом, особенно в Англии, также было символом хорошего воспитания и «телесной дисциплины». Чем более тонкой талией обладала девочка, тем лучше её воспитали, тем она утончённее и рафинированнее.

Дело в том, что корсет во все времена отделял плебс от аристократии. Свою непричастность к унизительному труду аристократки подчёркивали именно тонкостью затянутой талии. С «лёгким станом» в 17 дюймов (чуть более 43 сантиметров) можно лишь танцевать на балах и отвечать на письма, начиная словами Ma Chere Amie! С течением времени эта родовая спесь канула в Лету, а вот тонкая талия по-прежнему продолжала символизировать дисциплинированное тело и хорошее воспитание.



В английских школах, которые создавались для девочек из бедных семейств, тугое стягивание было пропуском в более высокие круга. Мол, тонкая талия — это приличное воспитание, а добавьте к этому хорошие манеры, знание изящных оборотов речи… Бернард Шоу написал своего «Пигмалиона» в то время, когда корсет уже исчезал из моды… Остаётся блистать интеллектом! Автор стремился показать, что никакое богатое обмундирование не поможет простушке стать породистой леди, лишь отменные манеры откроют любые двери в изысканное общество.



Любопытно, но среди критериев приёма на работу телефонисток в 1890–1910 годы значилось «знание хорошего обращения». Невоспитанным девушкам просто не место за коммутатором! Ещё один интересный момент — в конце XIX века езда на велосипеде считалось вульгарной, но невероятно модной. Помните чеховского персонажа Беликова — Человека в футляре, — он был шокирован тем, что его любимая разъезжает на велосипеде, да ещё и заливисто хохочет. И так считали не только отсталые люди из российской глубинки — в «высоком лондонском кругу» юные леди из приличных семейств не допускались маменьками в известную Lady Cyclists' Association под предлогом того, что девушки на велосипеде совершают… неприличные телодвижения у всех на виду. Пусть дочери разбогатевших биржевиков катаются, а мы не позволим!




Сталинский этикет

Но ХХ век вносит свои коррективы — на Западе и в СССР в 1920 годах приличные манеры разом оказались не в моде, а уж в Советской России умение пользоваться носовым платочком и вилочкой для перекладывания лимона могло вообще стоить человеку жизни. Уцелевшие дворяне тщательно скрывали свои знания манер и холёные руки. В буржуазном мире всё было не так трагично, однако не менее грустно — в моду пришла развязность, девочки–flappers громко смеялись, курили, сбегали из дома с любовниками и при всех рассуждали о политике! Их мамы, которые ещё помнили корсетные тиски и сотни запретов, лишь заламывали в отчаянии руки.



В одном из рассказов Френсиса Скотта Фицджеральда, «Волосы Вероники», обсуждалась тема приличий — стричь волосы коротко модно, но на грани фола. По мнению провинциальных обывателей, стриженая леди — испорченная девочка. Интересно, но именно в 1920-х годах девушки начали ходить без провожатых в театры, рестораны и кафе. А ведь ещё в 1916 году журналы писали, что женщина, сидящая одна за столиком или в ложе, может подвергнуться остракизму со стороны моралистов, ибо такое дозволено лишь куртизанкам, караулящим добычу.



В 1930 годы в СССР произошли разительные перемены в менталитете — имперские задумки товарища Сталина спровоцировали разворот в сторону «эстетики прошлого». На смену пролетарской вольнице 1920-х пришла дворянская культура: классическая литература, старорежимные вальсы и обучение девочек вышиванию. Моветоном стало носить кожанку, курить папиросы и топтаться грязными сапогами в барских покоях. Манеры сталинской эпохи — это такой себе препарированный политес бывших барышень, помноженный на коммунистическую мораль.



Людмила Петрушевская в своём ностальгическом рассказе «Незрелые ягоды крыжовника» писала: «Объявили дамский танец. Я тронулась с места и пошла к нему… Это было начало пятидесятых годов, детей учили чинным танцам Смольного института благородных девиц. Чинный Толик замер, не смеялся…» И вновь хорошие манеры отделили элиту от плебса. И те, и другие — от станка и от сохи, вот только одни выучили танцы, а другие — нет. Линия продолжилась и после смерти вождя. Наверняка вы помните момент из фильма «Москва слезам не верит», где псевдоинтеллигентная дама учит своего сына правилам поведения за столом. Для рыбы есть специальный нож! А обычная девушка Катя Тихомирова не знает, какой именно, потому от угощения отказывается, так как дочь профессора, за которую она себя выдаёт, должна знать все тонкости этикета.



В СССР постоянно печатались книги и брошюры на тему правильного поведения. В сборнике статей «Эстетика поведения» за 1963 год сказано, что в дореволюционные времена этикет был доступен лишь горстке богатых и знатных лентяев, а вот в СССР хорошие манеры — это основа поведения каждого советского гражданина. Быть тактичным и вежливым, не задавать глупых вопросов, особенно малознакомым людям, уступать место в общественном транспорте пожилым и дамам, не сидеть долго в гостях — это всё предписывалось советскому человеку, строителю коммунизма. Конечно, жизнь была намного сложнее, чем можно предположить, читая эти милые пособия. Коммунальные склоки и трамвайное хамство, вторжение месткомов в самые интимные сферы жизни — это всё было реальностью.




Новые нормы «небыдла»

Сегодня общество во многом свободной от условностей. К сожалению или к счастью, — каждый сам решает. Всё, что считали неприемлемым и невозможным лет тридцать назад, сейчас — норма. А если сравнивать с прошлыми столетиями… Сегодня мы улыбаемся, когда думаем о том, что в XIX веке невозможно было говорить о беременности. Эпоха изящных манер требовала эвфемизма «интересное положение». А разговор о дамском нижнем белье считался верхом неприличия даже в самом грубом мужском обществе. Сейчас в социальных сетях даже между незнакомыми людьми спокойно обсуждаются куда более интимные вещи. Но мы всегда склонны создавать правила поведения, потому на смену одним условностям приходят другие.



Наверняка вы заметили, как уже несколько лет популярно слово «быдло», имеющее в языке несколько значений: «тягловой скот», «человек, выполняющий тяжёлые работы». И, конечно, быдло — это безграмотное, тупое создание, не умеющее себя вести. Это и хам, и неуч одновременно. Сформировался даже внешний типовой облик, который мгновенно считывается окружающими: короткая стрижка, низкий лоб, спортивный стиль одежды, бутылка пива в руке. Прибавьте к этому чудесному набору культурные предпочтения вроде «блатняка», матерный набор слов, агрессию — вот и типичный портрет того, кого сейчас мы именуем быдлом.



Что же ещё входит в область «неприличного» быдло-стиля? Иногда самое неожиданное! Фотографирование себя на фоне советского ковра — всем известный моветон. Казалось бы, ну что тут такого? А ещё утончённые господа должны презирать майонез (презрительно — «маянезик»). Да, каждый новый виток в развитии социума создаёт новые правила поведения, новые условности и мораль. То, что вчера ещё казалось правильным, сегодня поднимается на смех, вызывает недоумение и даже исследовательский интерес.



Но, к счастью, были и есть незыблемые правила, которые отличали воспитанных людей во все времена.


Источник: LadyNews
Переглядів: 2513 | Рейтинг: 4.8/4
Селищна рада
08298, Україна,
Київська область,
смт. Коцюбинське,
вул. Доківська, 2
тел./факс: (045) 97-72-247
kocubynske@gmail.com

Женский футзальный клуб «Беличанка» (Коцюбинское)

Аптека Салвия ФАРМ Киев - медикаменты, косметика и низкие цены на них


Хостинг від uCoz